Воспитание детей

Варианты развития привязанности у детей

Выделены следующие варианты развития привязанности в соответствии с Варианты развития привязанности у детейразличными стратегиями эмоциональной адаптации ребенка и динамикой эмоциональной регуляции.

1.Доминирование признаков повреждения развития привязанности с изолированными сохранными проявлениями. Стратегия отказа от индивидуальной привязанности в пользу групповой. Для матери характерна затяжная дородовая и послеродовая депрессия, ребенок рожден по настоянию мужа. Ребенок использует преимущественно наиболее базальные механизмы первых трех уровней эмоциональной регуляции (оценки интенсивности воздействия, аффективных стереотипов, аффективной экспансии): обнажение влечений, интенсивную аутоостимуляцию, интенсивную экспрессию удовольствия, гнева (маниакальное качество аффекта), возможно подражание действиям других детей в группе (стадные механизмы).

При встрече ребенка с матерью характерен тяжелый психосоматический криз как у ребенка (потеря сознания, рвота, судороги), так и у матери (головные боли, спазмы, панические атаки). Минимальные сбои в контакте с психотерапевтом вызывают приступы агрессии и аутоагрессии. Отдельные сохранные признаки привязанности у ребенка (изолированные формы безопасного тактильного, голосового, глазного контакта, позволяющие ребенку сохранять относительно спокойное состояние) отмечаются во взаимодействии с отцом.

2. Доминирование признаков искажения развития привязанности с элементами повреждения и задержки. Стратегия девитализации для стимуляции заботы о себе. Для матерей характерны затяжная послеродовая депрессия со светлыми промежутками. Для ребенка характерно сочетанное использование изолированных базальных (тонизация за счет открытого выражения влечений и аутостимуляции) и более сложных механизмов эмоциональной регуляции (разделение интереса с психотерапевтом к сложному культурному материалу: живописи, истории) с неустойчивостью возрастно-специфичных механизмов (нарушены механизмы аффективного заражения, подражания, первичной идентификации себя как живого).

Характерны сильные колебания от депрессивного до маниакального состояния в рамках одного занятия. В символической активности на депрессивном фоне контакт обыгрывается как механическое воздействие извне блокирующего, разъединяющего или разрушительного характера: ребенок идентифицирует себя со сломанной машиной, выброшенным на помойку компьютером, колоколом, сброшенным с храма, с убитым царем, распятым Христом и т.д. В депрессивном состоянии такие дети воспринимают психотерапевта как живого, в отличие от себя, это разделение подчеркивается ребенком, возможно, для стимуляции заботы о себе.

Можно говорить о специфическом нарушении баланса восприятия людей как живых: сам ребенок и часто его близкие («свои») воспринимаются как неживые, другие люди («чужие», но помогающие ребенку и семье) как живые. В маниакальном состоянии баланс между живым и неживым может быть иным: живым считается человек в момент сексуального активности или его аналоги (человек, катающийся на быке, корове и пр.).

3. Доминирование признаков искажения с элементами задержки развития привязанности. Стратегия отчуждения (бегства) для стимуляции заботы о себе. Типичными представителями данной группы являются, родители которых пытаются воссоздать привязанность за пределами сензитивного периода (после 5 лет, до этого возраста забота о ребенке была передана другим людям).

В контакте с психотерапевтом в случае ощущения угрозы от внешних воздействий (посторонние шумы, отсутствие нужной игрушки) или от психотерапевта (пристальный взгляд) легко возникают агрессия на маниакальном фоне или аутоагрессия на депрессивном. Баланс «свой-чужой» сдвинут в сторону «чужого». Для того, чтобы психотерапевт был принят ребенком, в некоторых случаях родители представляют его ребенку как родственника. Характерны садо-мазохистические фантазии, идеи соперничества, непереносимость неуспеха. Нагрузки каждого уровня эмоциональной регуляции воспринимаются и как желательные, и как разрушительные. (Ребенок боится высоты, но пытается открыть окно).

Типичны нарушения уровня оценки интенсивности воздействий (конфликтные оценки, предчувствие угрозы), защитная привязанность к территории, выраженная сильнее, чем привязанность к людям, конфликтная экспансия (освоение территории ради того, чтобы обезопасить ее или приготовить место для бегства, но не для собственно исследования).

4. Доминирование признаков задержки развития привязанности с элементами искажения. Стратегия отсрочки импринтинга. Типичными представителями этой группы являются дети, отвергаемые по признаку пола в многодетных семьях или в приемных семьях с разнополыми детьми. Матери заявляют о своей неспособности справиться с воспитанием данного ребенка, жалуются на состояние беспомощности, ребенок вызывает депрессивное состояние с сильной долей враждебного отношения. У детей наблюдается общая задержка развития с поведенческими особенностями ребенка значительно более младшего возраста, которые используются для привлечения внимания взрослого к себе и запуска поведения привязанности, заботы с его стороны.

Эти дети не практикуют новую способность в любой области развития из-за страха развития без опорного объекта. У ребенка растягивается сензитивный период развития привязанности, импринтинг не происходит вовремя, ребенок надеется привязаться к отсутствующему в настоящий момент надежному взрослому позднее. Из-за отсрочки импринтинга изменена пропорция восприятия таким ребенком людей по критерию «свой-чужой» («своим» моментально становится любой человек, предлагающий ребенку контакт, которого ребенок хочет). Характерна депрессия с сопутствующими задержками развития от неспособности завоевать внимание матери.

Во время психотерапевтического обследования отмечается стремительная положительная динамика аффективного состояния ребенка, однако вся его психическая активность по-прежнему направлена на установление и поддержание желаемого типа контакта. Типично отсутствие первичных нарушений на уровне оценки интенсивности воздействий (т.е. окружающая среда воспринимается спокойно, реалистично, без чувства угрозы), сочетающееся с полным подавлением поведенческой экспансии, направленной на исследование территории и неодушевленных предметов. Компенсаторно фиксируются ранние стереотипы эмоционального контакта по типу физического прилипания или «пошагового программирования» действий психотерапевта (для обеспечения безопасного предсказуемого контакта).

При активизации состояния и повышении настроения желаемый контакт постоянно обыгрывается в символической активности, с использованием игровых и неигровых предметов. Таким образом, профиль эмоциональной регуляции характеризуется неравномерностью с относительно сохранными базальными механизмами эмоциональной регуляции (избеганием, проективной идентификацией, аффективным заражением) и увеличением элементов искажения в высших уровнях эмоциональной регуляции.

5. Доминирование сохранных проявлений развития привязанности. Стратегия накопления хорошего опыта в любых контактах. Матери этих детей страдают хронической дородовой и послеродовой депрессией, связанной со смертью предшествующего ребенка. Рождение следующего ребенка (нашего пациента) способствовало фиксации и углублению депрессии, так как новый ребенок не смог заменить потерянного.

В окружении ребенка есть женщины (родственники, соседи), заменяющие мать, делящие между собой заботу о ребенке, однако эта забота непостоянная и ненадежная, ребенок периодически оказывается в приютах или больницах. Несмотря на отягощенную постоянными перемещениями социальную ситуацию развития, дети способны строить достаточно доверительную эмоциональную связь «здесь и сейчас» с психотерапевтом в индивидуальном контакте. Для детей характерна способность гиперреалистично, с множеством деталей, но целостно воспринимать и выделять живого человека, без оценки его как источника угрозы. Некоторая избыточность в восприятии деталей (повышенная нагрузка на первый уровень эмоциональной регуляции) компенсаторно связана с поиском и желанием сохранить (и навязчиво воспроизводить) любые признаки хорошего опыта, который можно получить в контакте с этим человеком, в условиях часто меняющейся аффективной среды и социальной ситуации развития.

Ребенок постоянно сканирует меняющееся окружение и вносит изменения в картину мира с особой фиксацией полезных контактов. Баланс «свой-чужой» сдвинут в сторону «свой». Типичен сохранный профиль эмоциональной регуляции с сенсибилизацией обиды в случае потери внимания психотерапевта, усиленной экспансии в рамках контакта с эффективным удержанием внимания взрослого на себе за счет символической и творческой активности. (В условиях группы такой ребенок постоянно требует к себе индивидуального внимания, контролирует проявления привязанности персонала к другим детям, эффективно удерживает внимание персонала на себе путем стимуляции чувства вины и аффективного напряжения воспитателей.).