x
Дети

Описание рубрики «Дети»

Особенности воспитания детей в семье

Согласитесь, фраза «основные принципы и задачи современного семейного воспитания», о каком бы возрасте ребенка ни шла речь, звучит жутко казенно, в духе развитого социализма времен «застоя».

А по сути, в ней нет никаких противоречий здравому смыслу, просто фразу эту «заездили» до такой степени, что она начала вызывать самую настоящую оскомину. И всё же, как бы ни звучали эти слова, главное, что за ними скрывается. Данный материал как раз посвящен психологическим особенностям современного семейного воспитания дошкольников и подростков.

Метод моделирования в процессе воспитания

Моделирование — это основа любого обучения. В любом возрасте мы обучаемся чему-то новому, моделируя кого-то, кто это уже умеет. Человек присваивает модели, которые кажутся ему эффективными, подчас с молниеносной скоростью. За это отвечает наше бессознательное; стремление постоянно повышать свою эффективность — его неотъемлемое свойство.

Скажем, я делаю что-то определенным образом. Потом встречаю кого-то, кто, как мне кажется, делает это еще лучше — и перенимаю его модель как более эффективную. Например, ребенок растет в семье, где принято руки вытирать салфеткой.

Мама так делает, папа так делает, он так делает. Потом малыш идет в детский сад и там, глядя на сверстников, узнает, что не обязательно каждый раз искать салфетку, можно-то руки и об одежду вытереть!

Ему кажется, что эта модель эффективнее (так быстрее), и он берет ее на вооружение. Возможно, к неудовольствию родителей.

Или другой пример: как известно, малыши, у которых есть старшие браться и сестры, приучаются ходить на горшок гораздо раньше, чем первые дети в семье: у них перед глазами пример того, как делают те, кто взрослее, сильнее, больше умеет и знает. Значит, стоит поучиться!

Использование метода моделирования в процессе воспитания дошкольников, бесспорно, весьма продуктивно. Моделировать можно осознанно, и это только усиливает эффект и, кроме того, позволяет нам тщательнее отбирать модели, решать, что нам нужно, а что нет.

Почему так важна эта избирательность? Прежде чем ответить на этот вопрос, давайте четко сформулируем, что же такое модель вообще.

Так вот, модель—это некая структура, стратегия, которая охватывает все логические уровни. Вспомним, к примеру, ту самую маму, которая отшлепала дочку за проступок.

Что видим на уровне окружения? Окружение, надо полагать, в этом случае может быть любое. (Хотя, конечно, не известно, решится ли она на такие «воспитательные шаги» перед кабинетом своего начальника.)

Женщина определенным образом выглядит, у нее своеобразное выражение лица. Переходим к уровню поведения: что она делает? Бьет девочку, ругается, кричит. Как она это делает (уровень способностей)? Сердито, жестко, гневно, отчаянно. На что она способна? Быть агрессивной и жестокой. В чем убеждена? В том, что нужно силой заставить человека повиноваться себе.

Какие ценности она в этот момент покрывает? Власть. Кто она в этот момент? Ну, скажем, рассерженная женщина. Или жестокая карательница. В чем вообще смысл всей этой ситуации для нее?

В том, чтобы заставить дочь подчиняться. Вот она, модель — целиком, во всей «красе». Любая модель — как айсберг. Как правило, люди замечают только вершину ее, а именно то, что проявляется на уровне окружения и поведения.

Ну, может быть, способностей. Но мало кто задумывается о том, . что под этой вершиной скрыта самая мощная, самая значительная часть модели: та, которая содержит информацию верхних логические уровней.

И тот, кто модель присваивает, присваивает ее целиком. Всю. Вместе с убеждениями, ценностями, идентичностью себя во время следования этой модели и ее миссией. Дело не ограничивается видимой вершиной. А значит, вопрос моделирования все-таки заслуживает обдуманного подхода.

Этот обдуманный подход необходим и в том случае, когда моделируете вы, и в том случае, когда моделируют вас.

Скажем, младенец кормит вас с ложечки уже через несколько дней после того, как начали кормить его с ложечки вы. Он моделирует. И это, и многое другое. Что видит, слышит и чувствует. Ого, папа и мама, какие же они большие, сильные, всемогущие существа! Нужно стать, как они! А как они…?

Используя метод воспитания, основанный на подражании, учитывайте, что и отношение родителя к другому родителю ребенок моделирует тоже. Что вы говорите и делаете, как вы это говорите и делаете. И все, что лежит глубже.

Пока что это лишь ростки модели; для новорожденного, младенца, маленького ребенка недоступны к исполнению бывают ее поверхностные части, однако глубинная составляющая доступна уже сейчас.

И человек умный, мыслящий всегда в состоянии спрогнозировать, чем обернутся для него самого его собственные модели, усвоенные ребенком, через много лет, когда раскроются в полную силу.

Неточная цитата из Библии — есть время разбрасывать камни и время собирать камни.

Но зачем разбрасывать камни, когда можно сеять семена?

Дети, конечно, собрали бы и камни. И накормили бы ими любимых родителей по горло. Но ведь можно, можно же сеять семена и потом собирать плоды, которые по-настоящему захочется вкушать!

И это более глубокая метафора, чем кажется на первый взгляд.

Рекомендации по теме воспитания на основе подражания взрослым можно сформулировать следующим образом:

  1. Самая главная рекомендация, касающаяся этой темы, — осознанное отношение к моделированию. Скорее всего, есть кто-то, на кого вам хотелось бы быть похожим. Кто? Но еще важнее — в чем именно вам хотелось бы смоделировать этого человека (этих людей)? Конкретный ответ на этот вопрос помогает избежать ошибки. Потому что если «быть похожим вообще», то можно «сюрпризом» смоделировать самые неожиданные вещи.
  2. Задумываясь о том, как правильно воспитать хорошего ребенка в семье, вспомните, а у кого из тех, кого (или о ком) вы знаете, счастливая, успешная семья? Такая, которая справляется со своими задачами и испытаниями, дает силы, развивается, где рождаются дети? Как вы думаете, какие качества помогли им такую крепкую семью создать? Какое из них самое главное? Мудрость, гибкость, искренность? Вы хотели бы развить в себе такое же?

Если да, если вы определились с выбором, то можно проделать следующее упражнение. Оно называется «вторая позиция восприятия» (термин и техника взяты из НЛП).

  • Первая позиция восприятия — это восприятие собственное, от первого лица.
  • Вторая — восприятие с точки зрения другого человека, как будто вы — это он. Человек умеет делать это спонтанно и полуосознанно («на твоем месте я бы…», «попробуй влезть в его шкуру» и т. д.). В НЛП эта человеческая способность используется произвольно и осмысленно.

Итак, устройтесь поудобнее, сделайте несколько вдохов и выдохов, сосредоточившись на дыхании. А теперь представьте, что вы становитесь на время тем человеком, которого хотели бы смоделировать.

Что вы выглядите, как он, что у вас те же интонации в голосе, что вы знаете то, что знает он… Вспомните какой-то случай, когда, с вашей точки зрения, он успешно проявил именно то качество, которое вы хотели бы развить у себя. Что там было за окружение? Что он делал? Как он это делал, на что был способен?

А теперь спросите его — себя во второй позиции, — в чем он был в тот момент убежден? Прислушайтесь к убеждению, которое выйдет «из подсознания». Откликается?

Что было для него ценного в том, чему он следовал? Как кто он был в тот момент? В чем был смысл всей той ситуации?

Импонирует ли вам то убеждение, знание о котором вы получили в процессе упражнения? Если, да и никаких подводных камней там не оказалось — можно переходить к работе с убеждениями. Если нет, и что-то «не ложится на душу» — убеждение ли, ценность ли его, идентичность, можно отыскать другую модель: у этого же человека или даже у какого-то другого.

Знание таких моделей дает замечательные опоры и ресурсы для решения своих задач.

В трудной ситуации, когда в прошлом вам не хватало того самого качества, вы теперь всегда можете «вытащить» себя, задав себе простой вопрос: а как бы на моем месте поступил тот человек, у которого это качество есть? Ответ на него помогает увидеть порой неожиданный, но удивительно подходящий путь и учесть многие особенности современного семейного (читай – «домашнего») воспитания.

Психологические принципы воспитания

Тема, очень важна, и появление ее совершенно закономерно. И мы не будем от нее отступать. Однако сразу скажем: это будет скорее подведение итогов, нежели открытие нового. По одной простой причине: самое главное в этом плане уже сказано. Остается лишь систематизировать.

Основной принцип воспитания детей: не нужно воспитывать детей, нужно воспитывать себя. И если в отношениях с ребенком что-то не устраивает, достаточно самому измениться, чтобы изменилась вся система.

Впрочем, это универсальный закон. Личный пример — вот основа воспитания. Какими вы хотите видеть своих детей? А что вам нужно сделать, чтобы они могли всем этим качествам обучиться у вас?

Основные принципы, методы и особенности семейного воспитания в каждой современной семье, несмотря на кажущуюся различность, в общем-то, во многом идентичны. И такой подход имеет два огромных преимущества.

Во-первых, это стратегия человека, который осознанно несет ответственность за свою жизнь и умеет изменять обстоятельства этой жизни самым верным способом — через себя. Это самая активная жизненная позиция, которую можно представить. И более того, эту ценнейшую модель «моя жизнь — в моих руках» унаследуют и наши дети. Двойная выгода, не так ли?

Чтобы отношения с детьми складывались благополучно — сейчас и в будущем, чтобы сами дети чувствовали себя благополучными — сейчас и в будущем, их, детей, нужно:

  • Любить
  • Уважать
  • Принимать их вклад в семью и строить энергообмен на увеличении позитива
  • Поверять им

В общем, все то же, что и с близким взрослым человеком. «Но ведь это же дети! Как можно относиться к ним, как к взрослым?» — спросит кто-то в недоумении. Ответим: не нужно думать, что они — взрослые.

Им от роду совсем немножко, и поэтому у них меньше жизненного опыта, чем у нас с вами, и это нужно учитывать. Однако они — люди, ничуть не меньше люди, чем мы с вами.

У каждого ребенка от рождения уже есть собственные уникальные ценности, глубинная идентичность, свое предназначение. Да, пройдет время, прежде чем он начнет это предназначение воплощать в жизнь.

Пока что он будет набираться опыта, готовиться, тренироваться. Учиться в нашем мире жить. Но это вовсе не значит, что можно смотреть на него свысока, без уважения. Особенно когда у него есть столько всего, чему можно поучиться.

Любовь — это основная энергия, которую ребенок получает от родителей и которая ему жизненно необходима. Это слово – главная характеристика особенностей семейного воспитании и малышей, и школьников.

Заменить родительскую любовь чьей-то другой — невозможно. Поэтому когда ребенка отдают на воспитание старшим родственникам или когда выражения любви заменяют «воспитательными моментами» (читай: наставлениями и наказаниями за их неисполнение), складывается очень невыгодная для ребенка ситуация.

Для родителей, кстати тоже, хотя они пока что этого не понимают.

Одна из распространенных ошибок в отношениях с детьми — это неуважение.

Оно проявляется по-разному: когда мы не замечаем достижений детей и не считаем их чем-то выдающимся только потому, что сами умеем больше и лучше; когда мы игнорируем их желания и никак их не учитываем при построении семейных планов; когда мы нарушаем их личные границы, решаем за них; когда мы смотрим на них сверху вниз, как на беспомощных и несмышленых.

Можно долго перечислять. Но надо понимать, что никогда не будет уважаем тот, кто сам не уважает. Поэтому имеет смысл задумываться: а вот если бы со мной поступали так-то и так-то, я чувствовал бы себя уважаемым — или нет?

Тому вкладу, что делает ребенок в семью, и энергообмену с детьми, поэтому не будем сейчас вдаваться в подробности. А что касается доверия. Оно проявляется по-разному.

В общем и целом — это отношение, выражаемое так: малыш, я абсолютно уверен, что в каждой жизненной ситуации ты прекрасно разберешься, как поступить, и справишься со всеми трудностями.

Помните? Ребенок всегда говорит своим родителям «да». Что будет, если он скажет «да» в ответ на уверенность папы или мамы: мой ребенок слабый и глупый, ему нужно во всем помогать, потому что он может все испортить? Может, все-таки лучше иметь иные убеждения и передавать ребенку другие посылы?

И еще одно. Коротко, буквально пара слов о наказании.

Наказания бывают физическими и «психологическими»: поставить в угол, лишить чего-то значимого, застыдить и т. п. К сожалению, наказание воспринимается чуть ли не как обязательная часть воспитания. В некоторых семьях «воспитывать» приравнивается к «наказывать», и эти слова используются как синонимы. А это большая ошибка.

Наказывая детей, мы, во-первых, парадоксальным образом закрепляем то поведение, которое считаем нежелательным. Ребенок делает вывод, что в случае, если ему будет недоставать любви и внимания от родителей, можно сделать так-то и так-то, и это не пройдет незамеченным.

Внимание — будет! (Значит — если вы хотите, чтобы какое-то поведение ребенок отмел, игнорируйте эти проявления. А наказать — это все равно, что похвалить, хоть и наоборот. Энергии в этом действии содержится подчас даже больше, чем в похвале и ласке.

Значит, ребенок, ощутив недостаток энергии, вспомнит, что нужно сделать, чтобы ее получить) Во-вторых, наказание — это не что иное, как месть. Ты сделал мне неприятно, плохо — я сделаю точно так же неприятно тебе. И наверное, мало найдется таких родителей, которые осознанно готовы продолжать детям мстить.

Плюс к тому — и в продолжение предыдущего пункта — наказание = обида. То есть, наказывая детей, мы их обижаем. А значит, вероятнее всего, они будут нам за эти обиды мстить, осознанно или нет, в тот же день или через 20 лет — и это тоже для думающего человека малопривлекательная перспектива.

Наказывая детей, мы отучаем их контролировать свои действия и думать о последствиях. Лишаем их самостоятельности.

А и правда, зачем им думать о том, к чему приведет тот или иной шаг, когда контроль вынесен вовне: если что — мама-папа накажут, если не накажут — и хорошо. Более того: ребенок, которого регулярно наказывают, вообще перестает думать о результате своих действий — точнее, результат для него сводится к тому, накажут или нет за то и это.

Согласитесь, это такое сужение мышления, которое в будущем человеку может сослужить дурную службу.

А разговору о самостоятельности сопутствует разговор о свободе, не так ли? Ах, это сладкое слово «свобода»! Что вы представляете себе, когда слышите его? Какие чувства оно у вас вызывает?

Люди уже давным-давно говорят, что без свободы жизнь теряет вкус. Это неудивительно: свобода очень близка к понятию аутентичности, соответствия своей индивидуальной природе, а иначе говоря — душе.

Потеря свободы опасна именно тем, что вместе с ней теряется аутентичность. Несвободный человек лишается возможности воплощать свои желания в жизнь, а вместе с ними — и свой уникальный смысл, свое предназначение. И это, конечно, пугает.

Детей обычно считают «свободным народом» на основании того, что они ярче, чем многие взрослые, ощущают и выражают эмоции, им позволено в социуме больше, чем нам: если в магазине двухлетний малыш, устав, сядет на пол, люди скорее умилятся, чем возмутятся.

Но если это сделает взрослый мужчина или женщин. В общем, скорее всего, он или она этого не сделает, даже если устал (а) не меньше.

Но это, конечно, не все. Дети, особенно самые маленькие, очень четко ощущают связь со своим предназначением, даже если у них пока что не хватает слов, чтобы назвать его, — это знание, которое существует на более глубоких уровнях.

А еще у них есть от самого рождения то, что в НЛП называется сигналами конгруэнтности и неконгруэнтности, т. е. это определенные, для каждого индивидуальные ощущения, которые помогают ребенку ориентироваться в мире: что для него будет хорошо, а что плохо, что ему нужно, а что нет.

Но ребенок растет, и происходят престранные вещи. Во-первых, считается почему-то, что он не способен к саморегуляции. Что он не понимает, нужно ему сейчас есть или нет, нужно ли надеть теплые носки или нет.

Мол, эти и подобные вопросы должны регулировать родители. Они это и делают. А ребенка попутно отучают ориентироваться на самого себя, на свои сигналы конгруэнтности \ неконгруэнтности, отучают осознавать потребности и искать способ их удовлетворения. И вот так родители из лучших побуждений забирают у ребенка часть свободы.

Дальше — больше. Есть такое сильное во всех отношениях понятие — родительские ожидания. И с этими ожиданиями ну просто беда.

Помните? Ребенок всегда говорит родителям «да». В том числе и на ожидания. И по большому счету, нет разницы, чего именно родители от ребенка ждут, плохого или хорошего, накладывают на него через метафору положительный образ («трудовая пчелка», «золотой мальчик») или отрицательный («лентяйка», «неряха», «неуч»).

Существенно лишь то, что ожидания не учитывают собственных, аутентичных желаний и планов человека. И чтобы наметить выход из сложившейся ситуации, давайте спросим себя: все ли родители желают своим детям счастья? Да. Об исключениях мы говорить не будем, это уже вопрос к специалистам другого профиля.

Но самое главное не в этом, а в том, так уж ли важно для родителя, как именно его ребенок будет счастлив? Через что, каким образом? На этот вопрос можно найти ответ, который поможет очень многое в жизни расставить на свои места.

В общем, рассуждая о воспитании, имеет смысл время от времени вспоминать этимологию, происхождение этого слова. Что значит— воспитать? Так чем же мы хотим напитать наших детей? Знаем ли мы это? Задумываемся ли? Стоит предположить, что все-таки не абы чем, а любовью.

Знания о том, как вести себя в социуме, ребенок прекрасно может получить от самого социума.

Но нигде, кроме как у мамы и папы, он не получит родительской любви, того базового заряда счастья и ощущения своего благополучия в таком же благополучном мире, который помогает человеку быть успешным, по-настоящему красивым в делах и проявлениях — и выполнять свое предназначение, как должно. Да. С любовью.

Рекомендации родителям:

  1. В плане доверия нужно отметить еще вот что. Детям очень важно, чтобы им доверяли выполнять по-настоящему важные дела. Что это могут быть за дела в вашей семье?
  2. С детьми так же, как и с взрослыми, необходимо применять генеративный подход—для поиска решения, которое устроит всех.
  3. Нужно знать, что манипулятивное общение дети любят не больше, чем взрослые. Поэтому очень хорошие результаты дает прояснение ситуации. Для этого необходимо задавать себе всего три вопроса:
  • Что именно я сейчас делаю?
  • Для чего я это сейчас делаю?
  • Хочу ли я, чтобы мой ребенок, сейчас или потом, делал то же самое со мной? (Вопрос самый важный.)

Особенности семейного воспитания: энергообмен

Во-первых, как вам кажется: справедлив ли в общем и целом энергообмен между детьми и родителями? В самой-самой среднестатистической семье?

Часто встречается мнение, будто бы нет, не справедлив, потому что родители для детей и то и это, и пятое и десятое, а они, дети, ни того ни другого, плюс к тому они вообще перед родителями в неоплатном долгу, потому что те дали им жизнь, а дети этого сделать не могут, и более того, родители заботятся о детях даже в тот период, когда те вовсе ничего сделать не могут ни для себя, ни для других.

В общем, безрадостно как-то получается. Говоря о психологических особенностях воспитания в семье, сначала нужно отделить от этого букета сам факт жизни как дар и вынести его в рамки большей системы, нежели система семейная, — в рамки системы родовой.

Тогда многое встанет на свои места. Дело в том, что жизнь — это тот дар, который мы получаем от родителей, но отдаем вперед, своим собственным детям. Так растет и развивается род.

А случаи, когда ребенок пытается вернуть этот долг не вперед, а назад, исключительно болезненны и сразу вызывают какой-то диссонанс: нет, извините, что-то здесь не так. Вот, скажем, молодой, полный сил человек готов пожертвовать заболевшему родителю почку или какой-то другой орган по необходимости.

Уже коробит, да? А вот, скажем, ситуация, которая нередко встречается в семейных расстановках: родители умерли, а сын или дочь, бессознательно не признавая их смерти, стремятся, движимые любовью, ни много ни мало уйти вместо них.

В общем, очевидно, что невозможность вернуть долг жизни родителям и отдача его будущим поколениям — это естественное положение вещей, а вот стремление все-таки отдать его самим родителям как-то противоречит природе, что ли. А конкретнее, законам рода.

Значит, оставляем этот пункт в стороне и движемся дальше. Сразу скажем: тотальная убежденность родителей в том, что они детям дают больше, чем от них получают, — это корень многих бед и одновременно большой соблазн, и нужны сила и мудрость, чтобы его преодолеть.

Не хватает ясности? Сейчас исправим.

Вот, скажем, есть семья, в которой только что родился ребенок. И у мамы наступил как раз тот момент, когда нужно переориентироваться с «пьедестальной» жизни на обычную. Она еще этого не сделала.

И ей невыносимо трудно уделять ребенку столько заботы, сколько ему нужно. Не то чтобы это слишком много, просто ей сейчас кажется, что это непосильный труд. Это осознание давит на нее как камень и заставляет уставать еще больше.

И потом вот это ощущение непосильной ноши может сохраняться еще долго. «Сколько ночей не спала…», «Дети — это тяжкий крест», «С детьми у тебя вечно руки связаны» и т. д. На самом деле, конечно, вся эта непосильность — исключительно в голове у кого-то из родителей. Но ребенок в такой семье растет с убеждением, что он перед родителями в неоплатном долгу!

Вклад ребенка в семью — это то базовое позитивное состояние, состояние спокойной радости и бодрости, в котором пребывает малыш. Постоянно пребывает. Естественно, постоянно — это не то же самое, что все время.

Он может упасть, ушибиться, расстроиться и заплакать. Но он мастерски умеет в свое базовое состояние возвращаться. Вот, казалось бы, только что искренне и горько плакал — и тут же снова бегает, веселится и радуется жизни, не вспоминая о трудностях.

Мы так тоже когда-то умели, только потом разучились. Забыли. А теперь, став родителями, получили уникальный шанс — вспомнить, научиться заново.

И даже если нам не придет в голову делать это осознанно, мы бессознательно будем перенимать состояние ребенка через позитивное моделирование (это свойство нашей психики — улавливать более эффективный конструкт и воспроизводить его).

Тут можно добавить, что у нас есть так называемые «зеркальные нейроны» — к сожалению, в отечественной науке это пока малораспространенное понятие, зато на Западе их изучением занимаются очень плотно.

Это нейроны особого вида, которые возбуждаются при выполнении какого-либо действия — и при наблюдении за тем, как действие выполняет другое существо. (То есть фактически исчезает разница между тем, сами мы что-то делаем — или видим, как делает кто-то другой: у нас возникает соответствующее состояние, и все тут.)

Поэтому, хотим мы этого или не хотим, думаем об этом или нет — когда мы рядом с ребенком, наше состояние автоматически изменяется в лучшую сторону.

Конечно, есть еще другой вариант: пребывая в дурном расположении духа, навязывать его ребенку, портить ему настроение разными способами, но это, откровенно говоря, вариант, недостойный рассмотрения.

И, говоря о вкладе ребенка в семью, нужно сказать еще вот о чем. Психология семьи и семейного воспитания предполагает, что у ребенка есть не только позитивное состояние, которое его родители имеют возможность моделировать (а это дорогого стоит — с учетом того, в какой степени наше состояние определяет качество нашей жизни).

У него есть много того, чему стоит поучиться. Скажем, свободному переживанию и выражению своих чувств; умению добиваться желаемого результата, не обращая внимания на неудачи (а вы не задумывались о том, сколько раз ребенок падает, прежде чем научится ходить? Тем не менее, ни один младенец еще не бросил это занятие). И так далее.

То есть учиться у детей — есть чему, и есть у них дары, которые мы можем принимать с благодарностью. Мудрость, которая позволяет этой возможностью воспользоваться, приходит не сразу.

Однако человек, единожды задавшийся вопросом: «А что мой ребенок дает мне?», оставивший в стороне неприятные стереотипы и получивший на заданный вопрос ответ, — такой человек однозначно и твердо становится на путь построения уважительных и теплых отношений с ребенком. Каждое действие имеет результат. Одно движение перетекает в другое.

То, что наши дети получают от нас, они потом нам же и возвращают. И будут ли это любовь и благодарность, уважение и понимание, доверие и поддержка — зависит сейчас и всегда только от нас самих.

Рекомендации родителям:

  1. Во-первых, многие «шероховатости» в общении с ребенком можно убрать совсем, если научиться его понимать. Однако вынуждены предостеречь: понимать и думать, что понимаешь — это разные вещи. Поэтому, чтобы не «думать, что понимаешь», а понимать по-настоящему, лучше почаще входить во вторую позицию восприятия с ребенком, ставить себя на его место, узнавать, что с ним происходит, когда он ведет себя так-то и так-то, и чего ему на самом деле хочется. Это же упражнение помогает прочувствовать состояние ребенка изнутри.
  2. Кроме того, вы можете использовать так называемую возрастную регрессию, т. е. возвращение в свой собственный детский возраст. Представьте, что перед глазами у вас справа налево (именно справа налево) расположены ваши фотографии. На самой правой вы изображены в нынешнем возрасте. На левой — вы новорожденный ребенок. Если идти справа налево, то можно постепенно дойти до той фотографии, где вам года два с половиной. Видите себя в этом возрасте? А теперь представьте, что вы входите в эту фотографию, как в дверь. Перемещаетесь в себя-малыша. Почувствуйте, какого вы теперь роста, какого размера у вас руки и ноги. Просто почувствуйте себя — так живо и непосредственно, как это делает ребенок. Это состояние вы сможете воспроизводить, вспоминать, общаясь с ребенком. После этого что-то между вами изменится. Вы можете спросить себя, чтобы вспомнить: а как вы-маленький справляетесь с огорчениями? Что вас радует? Когда вы особенно хорошо себя чувствуете? Каким видите свое будущее и себя в этом будущем?

Вопросы можно задавать любые — вы ведь разговариваете не с кем-то, а с собой, причем в том возрасте, когда интроекты имели еще очень мало власти, а вы были осознанны и аутентичны.

И этот путь, если пойти по нему, принесет вам непременно много счастливых открытий, а возможно, в определенный момент вы почувствуете, что не просто открываете нечто новое — возвращаете себе нечто неотъемлемое и главное.